28 Марта 2017
19 августа сего года в Москве медиакомпания Tajinfo приобрела популярный радио-канал «Муходжир», вещающий в режиме онлайн во всемирной паутине. Стороны, в том числе прежние владельцы ресурса – уроженцы Таджикистана Рахим Каландаров и Тохир Хамдамов, сумму сделки не раскрывают, ссылаясь на политику конфиденциальности.

Размышления по поводу участия на конференции «Центральная Азия – современные вызовы» Избранное

Размышления по поводу участия на конференции «Центральная Азия – современные вызовы»

Др.философ.н. Нурулла-Ходжаева Н.Т. - ст.научный сотрудник ИВРАН

Преамбула:

Конференция «Центральная Азия – современные вызовы» состоялась 17 июня 2015г. в г.Москва в Президент-Отеле. Она была посвящена знаменательной дате: 18-летию Дня Национального Единства и Примирения Республики Таджикистан. Цель конференции (согласно предварительно отправленному Пресс Релизу) – обсуждение современного социально-экономического и общественно-политического положения в странах Центральной Азии и выработка согласованных предложений научного и экспертного сообщества.
Естественно столь знаменательная дата как День Национального Единства и Примирения Республики не могла не привлечь внимания экспертного сообщества. Невероятно важно было, на мой взгляд, представить/обсудить как уроки сложнейшего гражданского противостояния, так и новые возможности/потенциал развития как Таджикистана, так в всей Центральной Азии в целом (в соответствии с декларированной целью конференции). Разумно было бы сделать акцент на самые разные сферы влияния. И я предварительно, как культуролог, заявила о своей теме: Пост-Оксидентальная межкультурная коммуникация: Россия и Центральная Азия. Однако сложность возникла сразу как я вошла в зал, и обнаружила, что заявленный состав участник разился от ранее декларированного в Пресс Релизе. Кроме того, с самого начала стало понятно, что инициаторы конференции сделали акцент на текущие политические проблемы Таджикистана, и в меньшей степени речь шла об уроках и перспективах.
Хотя мне дали слово (в соответствии с повесткой дня), я не решилась огласить предварительно подготовленную презентацию по теме, ограничившись коротким объявлением по планируемого Круглому Столу по межкультурной коммуникации, которая состоится в октябре этого года.
Не имея ничего против обсуждения политических программ/действий, но имея претензии к организаторам данной конференции, в связи с неправильным оповещением темы и состава участников, я посчитала логичным представить на обсуждения Интернет сообщества мою презентацию, подготовленною для данной конференции.
Итак, мое несостоявшееся выступление на конференции «Центральная Азия – современные вызовы»

Пост-Оксидентальная межкультурная коммуникация: Россия и Центральная Азия

приглашение к подготовке/обсуждению и проведению Круглого Стола «Межкультурная коммуникация: Центральная Азия и Россия» и художественной выставки «Дахлез»; октябрь 2015г.;

Все усиливающиеся сложности по темпам развития в России и сохранения многочисленных вопросов, нередко ведут к комментариям напоминающим фокаултовские (Focault) «придуманные гетеротопии». Такого рода предрасположенность ведет к дальнейшей радикализации современного российского общества, и естественно, это вызывает ответную реакцию в соседних государствах (в большинстве своем ранее союзных республиках).
Инициировать такого рода дискурс, вероятно необходимо с признания, того что советский колониализм, также как и нынешний пост-колониализм ведут к самым непредсказуемым социо-культурным модификациям, большинство из которых не работают на благо народов России и вокруг. Мы, по-видимому, должны заново научиться подключать культуру не как рафинированную парадность, а как жизненно важный ресурс граждан; представлять ее как свое центральное конкурентное преимущество перед другими регионами/странами мира; и параллельно продолжать учиться уважать/ценить культуры других. Лишь т.о., реально инкорпорировав культуру, или иначе очеловечив ее как фактор производства в развитии экономики и основы коммуникации, мы в состоянии ослабить тенденции «эссенциализации» народов вокруг/внутри России и что важно, освободить себя от чар европоцентризма, глобализма, пост-колониализма и других схожих –измов (предположительно эффективнее, чем нынешняя политика). В этом контексте важно учесть актуальность налаживания адекватно равных отношений с единственно оставшимся регионом, который формально не откололся/не дистанцируется от России – Центральная Азия (далее ЦА).
Через благожелательность/понимание/принятие культур народов этого региона, интенсифицируя поток межкультурной коммуникации Россия естественно сможет укрепить межкультурный диалог и взаимопонимание; сможет использовать культуру как инструмент внешней политики.
Такого рода размышления подтолкнули нас к инициативе созвать Круглый Стол (далее КС) по теме межкультурная коммуникация: ЦА и Россия. Данную инициативу планируется провести в рамках IX Конвента Российской ассоциации международных исследований проводимого МГИМО.
И данное мое выступление своего рода приглашение. Kроме академического/университетского контента, организаторами планируется привлечения художников, которые могут представить свою интерпретацию центральности Центральной Азии для России.
Я предполагаю, что задача коммуникации и культуры, принятие их в расчет во внешней политике и дипломатии имеет множество скрытых/явных нюансов. Понятно, что монокультурная коммуникация основана на сходстве/аналогичности. В таком контексте возможные отличия подводят к потенциальному непониманию и трениям.
Хотя для некоторых россиян - таджики, узбеки и т.д. - это люди (мягко говоря) интеллектуально менее мобильные, и соответственно их поведения/стиль/вера…. во многом отличается. Но такого рода непринятие, вместе со все более доминирующей идеей «прорвемся», и внедряемым Западом эксцентричным имиджем России, может завести нас к примитивным идеям «демонизации» другого, иностранного; то что мы проходили в недавней истории.

Переход России к Восточному полушарию через «дахлез»
Россия, с ее разносторонним интеллектуальным и культурно-историческим багажом может и должна стать мотором движения, которое недавно было названо как «неизбежный переход к Восточному полушарию» . Возникновение такого «перехода» доказывается чувством того что мы все чаще признаемся себе и другим, что живем не в период эпохальных трансформаций, а должны засвидетельствовать начало процесса изменения самой эпохи разделения на сферы Запада и Востока.
В российской культуре не было и нет признания этих сфер, так как онтологически для их функционирования нет основы. Это разделение было спроектировано/спровоцировано на Западе . До этого периода мир, вероятно был полицентричным, так как сосуществования множества культур было естественным положением.
Однако в современной России, в ЦА республиках (также как и по всему миру) вводятся/поощряются/интенсифицируются национальные идеи спроектированные тем же европоцентризмом. Они, несмотря на все нынешние сложности, сохраняются как признак «цивилизованности» в мире. Однако люди искусства (как часто бывает, интуитивно) впереди исследователей. В их картинах мы видим иной более адаптированный вариант идентичности (без европоцентричного националистического глянца), основанный как на индивидуальности, так и общинной памяти, то есть на тех полюсах на которых вращается история и культура этого сложного перекрестного региона. Такой образ связан с внутренним (неформальным) миром, с «дахлезом» (так на тадж. называют переход, который соединял внутреннюю часть дома с улицей (с внешним миром)). «Дахлез», так мы предлагаем назвать планируемую выставку художников, которые будут задействованы в нашем обсуждении.
В древних городах региона (в Самарканде, Ходженте…) дахлез, как и сам внутренний дворик, это скорее закрытое социальное пространство, куда тот кому позволено войти, почувствует внутренний ритм/аромат/привкус местной жизни, обретая тем самым приобщенность к ней. Согласно традиционной интерпретации Дахлез, не место учебы, или наставлений; это там, где сталкиваются сферы внутреннего (конгенитального) и внешнего (публичного) миров; то о чем в пересказе Ибрагима Муса говорил известный философ Востока Ал Газали (1058-1111): «….этот момент понимается неспешно… так как дахлез, или же дахлезово пространство является ограниченным, и тем не менее это место действия двух вторжений: из вне и во внутрь» . Мы в свою очередь даем иную интерпретацию дахлеза, и настаиваем на том, что дахлез в МГИМО, это то, что сказал Шамс Табризи: «Интеллект доводит тебя до двери, однако он не заведет тебя внутрь дома»; то есть дахлез, в нашем случае это скорее эпистемная/эстетическая возможность коммуникационных связей, которую передают вам через свое творчество художники/исследователи...
Дахлез поможет превратить наш КС в зону творчества, эффективного делегирования и преобразований, где можно обсудить/представить (как исследователям, так и художникам) две матрицы, которые становятся судьбоносными как в самих странах, так и при структурализации нашей сегодняшней межкультурной коммуникации: благомыслие в «отцовском доме», и одновременно, вывод местной культуры в «свет», ее дальнейшая коммуникационная ориентация.
Разумеется такую «переходную» дихотомность сложно реализовать, так как всех нас пытаются привязать к линейному европоцентристскому модернизму. Он в свою очередь, обладает собственным интереснейшим познавательным аппаратом. Здесь позвольте сослаться на слова известного китайского исследователя Ту Вей Минга: “Исторически, возникновение индивидуализма как мотивирующей силы Западного общества, связано вероятно с особыми политическими, экономическими, этическими и религиозными традициями. Это кажется разумным [в Европе], что [человек] может одобрить представления о себе как основе для равенства и свободы без признания идеи Лока о частной собственности, без идеи касательно частных интересов Адама Смита и Гоббса, без идей Джон Стюарта Милла o частной жизни, идеи Киеркегаарда об одиночестве, или же еще ранней идее Сартра о свободе» . Продолжая эту идею мы настаиваем на том, что и в России, и в Центрально-азиатских республиках существуют свои собственные призмы осмысления; все то, что основано на собственной культуре, и что нельзя найти в Нью Йорке, Лондоне, Берлине… Соответственно универсализация по западному евро-американскому образцу сложно воспринимаема, так как в этом контексте возникают попытки стереть дахлез. Такое направление может фасилицировать отказ от следования «вторичному» переосмыслению ценностей ЦА культуры, то что делала российская ориенталистика на протяжении долгого времени. Хотя и в самом регионе признают что Россия сделала несомненно больше в плане модернизации, по сравнению с тем, что внесла Британия в свои колониальные владения. Именно Россия внедрила современную образовательную систему в регионе, и именно ей удалось представить ЦА как комплекс национальных республик. Однако… британцам удалось во время освоить и представить ценности, спроектированные культурой/философией Ислама. Лишь после декларирования со стороны Р. Никольсона (выдающегося британского востоковеда), Е.Э.Бертельс инициирует обсуждения наследия Дж.Руми (и всего огромного ранее игнорируемого пласта таджикско-персидской суфийской литературы) среди отечественных востоковедов. Только спустя десятилетия Дж. Руми начинают переводить/издавать. Он к слову писал не на турецком (как считают многие молодые российские исследователи), а на таджикском и родился в селении, который географически ныне на территории Таджикистана.
Отказ от «вторичности» вероятно поможет усилить позиции тех исследователей, которые не говорят о регенерации/обновлении ориентализма, а настаивают на его элиминации. Такое новаторство естественно даст толчок в пересмотре отношений с ЦА, и через региональный дахлез Россия сможет активизировать свои межкультурные связи со всей Азией.
Соответственно на нашем КС, через дахлез, мы сможем попытаться сказать о необходимости декларировать конец иллюзии касательно успешного завершения доминирования западного модернизма: от европейского Ренессанса через европейское Просвещение прямо к концу 20 столетия.
В этом контексте мы предлагаем к обсуждению следующие возможные проекты, нацеленные на :
•Снижения доминирования со стороны модернизма и его вариантов (постмодернизм, постколониализм) в ЦА;
•Российские вклады в процесс эпистемического и эстетического непослушания/непринятие западных ценностей в современной ЦА;
•Акцент на евразийскую матрилинейность культуры России и ЦА;
Такая трехмерность предполагает расширения культурного пространства, то что в Европе не могут сделать: мы в состоянии открывать/стимулировать новые имена как в науке, так и в искусстве, подключить историческую память, языки, чувства, знания. Таким путем можно обойти образ пост-колониалиста (данный имидж все еще приписывается России), и инициировать масштабную де-вестернизацию (то есть стимулирования многополярности мира, то от чего отрекается напуганная мигрантами Европа).

Итак милости просим на КС: «Межкультурная коммуникация: Центральная Азия и Россия», и выставку «Дахлез»; октябрь 2015г.

Наверх