19 Ноября 2017
19 августа сего года в Москве медиакомпания Tajinfo приобрела популярный радио-канал «Муходжир», вещающий в режиме онлайн во всемирной паутине. Стороны, в том числе прежние владельцы ресурса – уроженцы Таджикистана Рахим Каландаров и Тохир Хамдамов, сумму сделки не раскрывают, ссылаясь на политику конфиденциальности.

Мухаммад Эгамзод: «Трудовые мигранты просто не успевают сориентироваться, где какие документы получать» Избранное

  • Автор 
Мухаммад Эгамзод: «Трудовые мигранты просто не успевают сориентироваться, где какие документы получать»

Строители, посудомойки, разнорабочие, наспех упаковав чемоданы, мчат домой. Все чаще — с билетом в один конец. Низкий рубль и суровые законы стремительно выживают их с российского рынка труда: легализация дорожает, а на выходе мигранты получают уже не те деньги, ради которых стоит ехать в Россию.

За стойками общепита, на кассах супермаркетов русская речь все чаще звучит без акцента. Места, традиционно оккупированные гастарбайтерами из Средней Азии, сегодня нередко занимают славяне. Хотя, возводить происходящее в тренд пока рано.
"Статистика присутствия гастарбайтеров на 20 января кроме традиционных сезонных колебаний ничего не отражает. По сравнению с прошлым годом разница составляет всего 1%", — пояснила "Росбалту" ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юлия Флоринская.
"Мигранты уехали еще до Нового года. Другой вопрос — вернутся ли", — согласилась директор миграционных программ международной некоммерческой организации TONG JAHONI Валентина Чупик. По словам эксперта, до апреля точно сказать, произошел ли отток, сложно — мигранты начинают возвращаться с каникул только в марте. Однако шансы на то, что прогнозы оправдаются, достаточно велики: работать в России становится невыгодно.
"Если $400 (12 тыс. рублей), которые раньше получал дворник, превратятся в $200, в то время как дома можно будет спокойно заработать $150, выезжать на заработки будет бессмысленно", — считает собеседница агентства.
Особенно чувствительными к падению рубля оказались граждане Узбекистана, которые завязаны на валюте.
"Раньше узбек на стройке зарабатывал 38,5 тыс. рублей — $1200. Работать в России было выгодно. Но если зарплата упадет до $600, а у меня есть предположение, что скоро она упадет до $400, зачем ему сюда ехать? Он поедет в Казахстан, где тоже коррупция, но нет фашизма, и заработает $800, в Азербайджан, где коррупции почти нет, а фашизма нет совсем, и заработает $450, в Турцию — на $550", — продолжала эксперт.
Больше всего пострадают сфера услуг и ЖКХ, прогнозирует Чупик. В первую очередь уедут уборщики, посудомойки, грузчики, мерчиндайзеры. А вот повара, скорее всего, вернутся — в России они все равно смогут заработать в разы больше, чем где бы то ни было. "Работая поваром, узбек может заработать от 60 тыс. рублей: $2 тыс. в прошлом году, $900 — в этом. В Казахстане, будучи поваром, он заработает лишь $450", — подытожила собеседница агентства.
Мигранты, действительно, уезжают, подтвердили "Росбалту" в посольстве Таджикистана: самолеты, поезда отправляются из России набитыми под завязку, обратные рейсы идут полупустыми. "Отток составляет 35-40%. По Москве ситуация, вероятно, на 10-15% хуже, ибо концентрация иностранной рабочей силы здесь всегда была выше, чем по стране в целом", — заметил официальный представитель посольства Таджикистана в России Мухаммад Эгамзод.
Падение рубля, причина хоть и весомая, но отнюдь не главная, отмечают эксперты. Камнем преткновения для мигрантов стало новое российское законодательство. С 1 января въезд на территорию РФ осуществляется только по загранпаспортам. "В Узбекистане запись на получение биометрических загранпаспортов забита на несколько месяцев вперед. В Таджикистане немного проще", — констатировал глава профсоюза трудящихся мигрантов Ренат Каримов.
По словам представителя таджикского посольства, на родине для мигрантов работает более ста точек выдачи загранпаспортов. Многие из них — почти круглосуточно. Можно получить паспорт, не выезжая из России: пункты выдачи работают в посольствах и консульствах в Москве, Екатеринбурге, Краснодаре, Санкт-Петербурге, в других регионах с мигрантами работают мобильные группы.
"В среднем с момента подачи заявления до получения загранпаспорта проходит от 20 дней до месяца", — отметил в интервью "Росбалту" Мухаммад Эгамзод.
Приехав в Россию, мигрант должен в течение месяца оформить патент, предварительно подтвердив знание русского языка, истории и основ нашего законодательства, а также отсутствие опасных для окружающих заболеваний. "Слишком много документов. Слишком короткий срок, — вздыхает представитель посольства. — Люди просто не успевают сориентироваться, где какие документы получать".
Со старыми патентами тоже вышла неразбериха: сначала российские чиновники утверждали, что разрешительные документы, выданные в 2014 году, будут действовать до истечения своего срока, но потом вдруг передумали.
"Мы уже погребены под завалами обращений от иностранных граждан, находящихся в России с истекшим сроком патентов. В Москве 800 тыс. человек, получивших патенты в прошлом году. В первом квартале текущего года срок их действия закончится. Значит, миграционная машина ФМС в одночасье должна будет переварить весь этот наплыв", — скептически замечает глава профсоюза трудящихся мигрантов.
При этом, документы на получение патентов принимают только "сахаровский" центр и еще один — у метро "Кантемировская". "Уже сейчас талоны выдают на неделю, а то и на две вперед. Толпа, шум, давка", — описывает эксперт обстановку в центрах.
Московские власти, правда, предложили продлить срок действия старых патентов. Но пока федеральные чиновники думают, время идет. При этом, не успев оформить документы своевременно, мигранты рискуют попасть в "черный список". Именно поэтому многие сейчас спешат уехать, чтобы уже на родине разобраться в нововведениях и вернуться подготовленными, отметил Эгамзод.
По той же причине — из-за "черного" списка — многие на родину не торопятся, поскольку знают: назад, в Россию, дороги не будет. По словам главы ФМС, установленный срок пребывания сегодня превысили более трех миллионов гастарбайтеров, находящихся в стране. Теперь у них только два пути: выехать, смирившись с запретом, или уйти в тень.
"В 2008 году произошло снижение миграционного потока на 15%, при этом в тень ушло практически 40%", — заметила ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юлия Флоринская.
Хотя, если разобраться, ехать мигрантам, в сущности, некуда, отметил доктор социологических наук, заведующий сектором изучения миграционных и интеграционных процессов Института социологии РАН Владимир Мукомель: "рынок Казахстана не сопоставим с нашим — масштабы не те. Кроме того, можно предположить с большой долей вероятности, что с экономическими трудностями столкнутся не только Россия, но и Казахстан, и среднеазиатские республики". Так что те, для кого въезд будет открыт, рано или поздно в Россию вернуться.
"Не стоит забывать и о том, что каждый третий иностранец, формально являясь временным рабочим, живет в России постоянно, обзавелся семьей или перевез близких из страны исхода", — заметил собеседник агентства.
Словом, составлять прогнозы пока преждевременно. Вопрос даже не в том, скольких мигрантов мы недосчитаемся завтра. "В кризис темпы строительства, торговли традиционно снижаются. Возможно, в сложившихся условиях отток мигрантов — даже неплохо. Это даст россиянам дополнительные рабочие места. Проблема проявится позже, когда экономика пойдет в рост и окажется, что работников у нас нет, демографически нет. Если мы выполним все угрозы по закрытию въезда на 3-5 лет миллионам иностранных граждан, кто к нам вернется?" — недоумевает Флоринская.

Анна Семенец, «Росбалт»
(Москва).

 

Наверх