29 Апреля 2017
19 августа сего года в Москве медиакомпания Tajinfo приобрела популярный радио-канал «Муходжир», вещающий в режиме онлайн во всемирной паутине. Стороны, в том числе прежние владельцы ресурса – уроженцы Таджикистана Рахим Каландаров и Тохир Хамдамов, сумму сделки не раскрывают, ссылаясь на политику конфиденциальности.

УСЛЫШАТЬ ПОСЛА… Избранное

26 мая в МИА «Россия сегодня» состоялась запланированная пресс-конференция Посла РТ в РФ Имомуддина Сатторова, в которой участвовал и услышал посла наш корреспондент Гуфрон Вахобов.
Проведение итоговых пресс-конференций в Таджикистане – дело обычное, чего не скажешь о России. А когда посол отчитывается по итогам своей работы перед иностранными СМИ (российские журналисты являются таковыми по отношение к послу), то данное мероприятие становиться совсем необычным.
Недавно в социальной сети Facebook прочитал пост о материализации мыслей. Автор поста очень умело, в ироничной форме высмеял данную теорию, и я тогда согласился с автором. А когда меня с моими скептическими мыслями не пропустили в «РИА Новости» по причине отсутствия редакционной карточки, и напомнили, что это режимный объект, я обещал себе задуматься об этой теории еще раз при более подходящем случае. Оперативное вмешательство сотрудников агентства способствовали моему опозданию на пресс-конференцию не намного, когда я пришёл, посол говорил лишь вступительное слово.
Прочитавший первые два абзаца, наверное, задумывается о моей адекватности и задастся вполне уместным вопросом: «Причем тут материализация мыслей и «РИА Новости», когда человек идет на пресс-конференцию с послом?». Для того чтобы понять ход моих мыслей, нам придется связать два факта. Первое: посол Таджикистана в РФ проводит пресс-конференцию в «РИА Новости». Второе: «РИА Новости» финансируется за счет федерального бюджета России. Отсюда логический вывод – пресс- конференция будет скучной и скорее обойдется без каких-либо сенсационных заявлений.
Однако…
Однако еще в ходе своего вступительного слова, Имомуддин Мирзоевич заговорил о проблемах, связанных с легализацией таджикских трудовых мигрантов:
- Проблемы с легализацией и трудоустройством приводят к тому, что мигранты вынуждены уходить в нелегальную сферу, вступая в неофициальные отношения с работодателями. В свою очередь, это дает работодателям возможность нарушать их права. Многие приезжие испытывают все трудности такого труда, живя и работая без нормированного рабочего дня, соответствующей заработной платы, нормальных жилищных условий, социальных гарантий, но с постоянной угрозой «выдворения».
Разумеется, г-н посол со всей полагающейся ему дипломатичности далее говорил о «приветствии усилий российской стороны по упорядочению процессов миграции», но, учитывая то, что, «проблемы связанные с легализацией мигрантов» возникли именно в ходе этого процесса, данное заявление прозвучало очень смело.
Еще один из вопросов, на которых Имомуддин Сатторов сделал акцент, была проблема запрета въезда таджикским гражданам. А я своим вопросом попросил разъяснить ситуацию с таджикскими студентами, попавшим в этот список.
- За 2014-2015 гг. порядка 265 таджикских студентов вошли в список «запретников» и мы ведем постоянную работу в этом направлении, нам удалось снять запрет с 173 наших студентов. Однако, до сих пор около 70 наших студентов все еще состоят в этом списке и не имеют возможность продолжить учебу в российских вузах. Это очень долгая процедура, нам приходится по каждому случаю отдельно писать в МИД РФ. Считаю, что вопрос со студентами (запрет на въезд в территорию РФ) нужно решать раз и навсегда, и студентов вообще не нужно включать в список «запретников» – ответил он в жесткой форме.
Однако дальше, он пошёл еще дальше:
- Я в течение нескольких лет работал послом в Евросоюзе, и насколько информирован, там за административное правонарушение не выдворяют. В современном мире не принято выдворять или запретить въезд иностранному гражданину за административное правонарушения. Тем более, когда мы (Россия и Таджикистан) являемся стратегическими партнерами и состоим во всех интеграционных объединениях в постсоветском пространстве.
Вот здесь мне как-то страшновато сделать вывод, скорее вывод – то напрашивается сам со сбой, но, пожалуй, все-таки воздержусь от его огласки.
Если не знать предысторию, то можно легко удивляться этим заявлениям. А предыстория такая.
В течение года в СМИ появлялась информация о встречах посла Таджикистана в РФ с руководителем Федеральной миграционной службы РФ Ромодановским. Потом, иногда в прессе муссировался вопрос амнистии таджикским трудовым мигрантам, которые были депортированы или попали в список «запретников». Мелькала какая-то надежда. Увы, и здесь вывод напрашивается сам с собой – если только проблема студентов – «запретников» решается столькими усилиями, то можно смело предположить что никакая амнистия для таджикских трудовых мигрантов не светит. В решении данного вопроса Таджикистан не продвинулся не на йоту. Только этим можно объяснить разочарование г-на посла.
Давно я не слышал о каких-нибудь разногласиях между Душанбе и Москвой. Хотя в неофициальных кругах постоянно обсуждается этот вопрос, но на «официальном» только слышим «мы стратегические партнеры» или «наши отношения динамично развиваются». И данные слова звучат уже как заклинание. В ходе пресс- конференции можно было уловить нотки разногласия в этом, кажущемся сыгранном оркестре. Например, так ответил г-н Сатторов на вопрос о статусе Представительства Миграционной службы Минтруда РТ в РФ:

- Представительство Миграционной службы Министерства труда и занятости населения РТ в Российской Федерации пока официального статуса не имеет. Мы ведем переговоры в данном направлении с российской стороной о заключении соглашений о предоставлении официального статуса. Также рассматриваем другой вариант по опыту российской стороны, где сотрудники ФМС РФ аккредитованы при Посольстве РФ в РТ.
16 сотрудников этого представительства до сих пор не имеют официального статуса. Только вдуматься, 16! И в течение скольких лет они функционируют и осуществляют свою деятельность в России в «подвешенном» состоянии?
Похоже, вопрос присвоения отдельного официального статуса для них тоже зашел в тупик, если рассматривается вопрос их аккредитации при Посольстве РТ в РФ.
Однако все не так уж безнадежно. Есть в наших отношениях и позитивные моменты. На сайте Посольства Таджикистана в России приведен текст выступления г-на посла полностью и любой желающий сможет ознакомиться и дать свою оценку межгосударственным отношениям РТ и РФ. Согласно все той же теории материализации мыслей, позитива там достаточно, притягивай – не хочу. Материал, который был оперативно опубликован на этом ресурсе, состоит из 21417 слов и 18 734 знаков с пробелами, и выгладить очень внушительно. Но я так и не понял, почему не подготовили релиз на основании данного материала и не раздали перед началом пресс- конференции.
В конце, мне бы хотелось все-таки вернусь в начало, на место проведения мероприятия. Так почему выбрали именно РИА Новости?
Почему конференцию не провели не в самом Посольстве или в любом другом нейтральном месте?
Конечно, истинные мотивы известны только организаторам, а нам остается только рассматривать версии, и попытаться понять их.
Проведи пресс-конференцию в Посольстве, вышеперечисленные мною заявления посла звучали бы примерно так: «вот видите, мы работаем, но не всё у нас получается и не всё от нас зависет».
Думаю, что г-н посол выбрал и пришел в «РИА Новости» с целью быть услышанным российской стороной в первую очередь. Было бы наивно предполагать, что определенные вопросы или проблемы, возникшие в ходе межгосударственных отношениях можно решить с помощью таких встреч со СМИ. Разумеется, нет. Но СМИ могут донести появившийся и другой тон в заявлениях Посла, более жесткий, помимо обычных «заклинаний», к которым мы все так привыкли.
И если Имомуддин Сатторов действительно хотел быть услышанным, то его можно поздравить. Первые публикации на российских ресурсах свидетельствуют о том что, его услышали. А как оценят услышанное, это уже совсем другой вопрос.

Гуфрон Вахобов.
Фото Дидора Саъдуллоева.

Наверх
У нас на сайте можно купить диплом стоматолога со скидкой.